"Ставки налогов должны быть адекватными — тогда вся система заработает более эффективно"

11.10.2016
2582

Нина Южанина

Председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики

В этом году власть предержащие сначала в очередной раз взяли курс на налоговую реформу, тогда как теперь говорят лишь об "усовершенствовании налогового законодательства" и "точечных изменениях". О том, с какими новациями налогоплательщики будут жить, вероятно, с 2017 г., мы пообщались с Председателем Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики Ниной ЮЖАНИНОЙ.

Продолжается подготовка законопроекта по изменениям в Налоговый кодекс, который Минфин обещает представить на рассмотрение Кабмина до конца сентября 2016 г. Какие нормы вызывают больше всего дискуссий?

Изменения, которые сейчас готовит Минфин, должны были бы быть лаконичными и необходимыми для бизнеса. Если только говорить и приниматься за изучение всех инициатив, которые могут быть у экспертов, то мы ничего не успеем сделать. Я уже этот путь прошла, когда работала в Комитете над созданием законопроекта № 3357, и понимаю, инициативы будут подаваться до бесконечности. Еще один недостаток: на каждое последующее заседание рабочей группы приходят со своими идеями новые работники министерств и ведомств, которые вносят новые правки в законопроект. Всякий раз нужно возвращаться практически к тому, с чего начиналась работа в прошлый раз, опять повторяться — и нет возможности вырваться на новый уровень обсуждения, то есть уже отшлифовывать из выбранного и делать лучшим текст предложенных изменений.

Посему, исходя из того что до сих пор в министерстве финансов трудятся рабочие группы, можно предположить, что процесс затянется, а текст проекта будет перегружен дискуссионными незначительными нормами, что в результате может сорвать принятие проекта. И это будет самым страшным, особенно учитывая то, что ряд норм, которые были изложены депутатами в проекте № 3357 "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины по налоговой либерализации", легли в основу законопроекта, который сейчас подготавливается Минфином. Некоторые представленные предложения, дополнительно включаемые в проект, не решают проблем большинства компаний, а наоборот, исключительно одного-двух предприятий. Как вы знаете, нормы налогового законодательства не могут удовлетворить всех, и меня удивляет, когда в тексте подготавливаемого законопроекта появляются нормы, которые мы все вместе не обсуждали и до конца не понимаем, как они скажутся на налогоплательщиках.

Поэтому надо остановиться в процессе проведения рабочих групп, отобрать из предложенных изменений те, которые мы понимаем, которые принесут пользу и государству, и плательщику, — и зарегистрировать законопроект.

В законопроекте относительно налоговой либерализации (реестр № 3357), представленном вами в прошлом году и доработанном уже в этом, предлагается заменить налог на прибыль налогом на выведенный капитал. Стоит ли надеяться, что такое нововведение будет воспринято и принято в перспективе?

Надеяться нужно. Сейчас в Комитете мы хотим изучить плановый показатель по поступлению налога на прибыль предприятий, заложенный в Государственном бюджете на 2017 год. Анализ данного показателя даст нам основания для определения направления движения: либо настаивать на необходимости введения налога на выведенный капитал, либо же сказать, что он не ко времени.

Думаю, будет первое. Я это уже ощущаю даже по настроению экспертов, которые выступали против налога на выведенный капитал. А отдельные депутаты вообще считают, что необходимо без обсуждений вводить налог на выведенный капитал. Хочу заметить: это не совсем так. С самого начала проведения рабочих групп Министерство финансов скептически относилось к введению налога на выведенный капитал, а Государственная фискальная служба вообще оказывала определенное сопротивление. Но приблизительно после половины проведенных с ними встреч нам удалось донести до специалистов этих органов все недостатки действующей системы взимания налога на прибыль предприятий и преимущества новой системы.

Однако и бизнес неодинаково воспринимает эти нормы, особенно предложенную предохранительную меру при приравнивании к выведенному капиталу платежей, связанных с предпринимателями на упрощенной системе налогообложения. Эта предохранительная мера обязательно должна быть. В какой форме? Надо выписать так, чтобы она касалась лишь тех рисков, которые могут повлечь неуплату налога. Дабы ценность налога на выведенный капитал сохранилась, надо применять все возможные рычаги, для того чтобы не провоцировать создание новых способов оптимизации.

В пакете изменений Минфина по налогу на прибыль — ускоренная амортизация, возможность уменьшить финансовый результат до налогообложения на сумму безнадежной дебиторской задолженности, налоговые каникулы для вновь созданных предприятий. Как это скажется на ведении бизнеса с точки зрения налогообложения?

Никак не скажется. Норма по поводу налоговых каникул уже действовала в Налоговом кодексе. Ею никто не пользовался ввиду непрозрачности, усиленной ответственности, из-за того, что намного проще перейти с 3-миллионным объемом дохода на единый налог, не иметь никакого дела с проверяющими и платить налог, который значительно легче исчисляется и при котором нет почти никаких претензий к первичным документам. Поэтому не знаю, для чего эта инициатива.

...К тому же один единый реестр на возмещение НДС не поможет разрешить проблему кардинально, пока мы не утрясем вопрос с переносом администрирования баз данных от ГФС на государственное предприятие, подчиненное Минфину...

Что касается ускоренной амортизации, вопрос дискуссионный: не все эксперты ее поддерживают. Годовая норма такой ускоренной амортизации составляет 25% при одновременном выполнении различных условий. Это неправильный подход. Стимулирование обновления основных средств должно осуществляться более простыми для
администрирования методами.

Вместо двух реестров планируется введение единого публичного Реестра заявлений на бюджетное возмещение НДС. Приведет ли это в результате к автоматическому возврату НДС всем плательщикам?

Мне хочется верить, что господин Насиров (Роман Насиров — председатель Государственной фискальной службы. — Прим. ред.) говорит правду о том, что нарушение очереди автоматического возмещения НДС происходит из-за задолженности перед плательщиками, которая тянется годами и не дает возможности вырваться на хронологический порядок возмещения. Мне действительно хочется в это верить. Но если бы на самом деле Роман Михайлович хотел доказать, что это именно так, и если бы на сайте ГФС появилось два реестра с отражением полностью всей информации, предусмотренной Налоговым кодексом, не было бы к нему вопросов. Даже если бы было обнаружено, что плательщики не в хронологическом порядке получают возмещение, можно было бы это объяснить. Вместе с тем то, что сегодня сокрыта часть информации, а ее

...Наше предложение: те предприниматели, у кого оборот не превышает 250 размеров минимальной зарплаты, платят НДФЛ по ставке 10% минимальной зарплаты в месяц и лишь за тот месяц, в котором осуществляется деятельность...

открытая часть непонятна для бизнеса (а только для нескольких работников ГФС центрального аппарата), — ключевой недостаток и вопиющий факт нарушения налогового законодательства. С этим я и борюсь.

Конечно, остаются определенные шлейфы, негативы, и каждому следующему руководителю ГФС, особенно сейчас, приходилось разгребать огромное количество платежей, собранных наперед по налогу на прибыль, значительную задолженность по возмещению НДС. Но необходимо показать прозрачность всей процедуры возмещения, и все станет на свои места.

К тому же один единый реестр на возмещение НДС не поможет разрешить проблему кардинально, пока мы не утрясем вопрос с переносом администрирования баз данных от ГФС на государственное предприятие, подчиненное Минфину. Введение единого реестра плюс смена администратора баз данных, мне кажется, изменят ситуацию к лучшему.

В изменениях в Кодекс предусмотрено появление новой категории плательщиков, которые занимаются индивидуальной деятельностью без регистрации предпринимателем, имеют годовой доход до 250 размеров минимальной зарплаты (почти 400 тыс. грн в 2017 г.) и уплачивают НДФЛ по ставке 10% от минзарплаты в месяц. Аналогичные нормы есть и в № 3357. В чем их основное преимущество?

Мы попросили перенести эту норму из проекта № 3357 полностью в редакции, которую мы прописывали. Стараемся содействовать действительно упрощению для тех, кто занимается индивидуальной деятельностью, облегчить ее через возможность не регистрироваться предпринимателем. Все же знают, что регистрация предпринимателем влечет за собой необходимость предоставления усложненной отчетности, открытия банковского счета, составления первичных документов, ведения учета доходов и расходов и т.п. И это постоянный процесс.

Мы же подчеркиваем, что у многих людей индивидуальная деятельность — неритмичная: несколько месяцев люди ею занимаются, потом "выпадают" из процесса, потом опять находят применение своим способностям. Надо дать им возможность уплатить налоги именно за такой активный период деятельности. А сегодня предприниматели в большинстве своем запуганы фискальной службой и очень волнуются, что не пройдут проверку при прекращении деятельности. Посему и отдают предпочтение осуществлению деятельности без какой-либо регистрации и уплаты налогов.

Наше предложение: те предприниматели, у кого оборот не превышает 250 размеров минимальной зарплаты, платят НДФЛ по ставке 10% минимальной зарплаты в месяц и лишь за тот месяц, в котором осуществляется деятельность. Принцип — заявочный, в органах местного самоуправления. Нас спрашивали: а при чем здесь органы местного самоуправления, надо же все равно ехать в налоговый орган? Не надо. Орган местного самоуправления будет уведомлять налоговый орган, что у него есть субъекты, подавшие заявление на индивидуальную деятельность без регистрации предпринимателем. Это может касаться и народных промыслов, и услуг домашней прислуги, ремонтных работ, даже продажи собственной сельскохозяйственной продукции. Администрирование таких видов деятельности слишком обременительное, неэффективное и затратное для налоговой. Что говорить, если она даже не может администрировать заправки, торгующие подакцизным товаром.

Здесь надо навести порядок, и первый шаг — ослабленная система, позволяющая многим выйти из тени и начать трудиться в легальном режиме. У нас 7 миллионов людей трудятся в тени. Давайте с чего-то начинать. Я думаю, если установить посильные налоги, такие граждане прежде всего будут заинтересованы в том, чтобы у них были легальные доходы.

В целом нагрузка на фонд оплаты труда остается высокой. Ведь фактически при начислении и выплате зарплаты уплачивается 41,5%, что делает невыгодной детенизацию зарплат. Когда можно будет говорить о снижении ставки налога на доходы?

Так, налоговая нагрузка не благоприятствует детенизации, и я все время, где только возможно, поднимаю вопрос снижения ставки налога на доходы физических лиц. Даже вчера (19.09. — Прим.ред.), когда встречались с Премьером у нас на фракции, говорила об этом. На мой взгляд, снижение ставки НДФЛ — основа основ, главный резерв для детенизации и увеличения поступлений бюджета. Эти ставки должны быть сниженными, эти ставки должны быть адекватными — и тогда вся система заработает более эффективно.

Недавно к нам на встречу приезжали председатель областного налогового органа из Беларуси, представители предприятий, работающих на территории этой области, и другие деятели. Я сообщила им о такой инициативе, как проведение единоразового декларирования, его целях. В ответ услышала: мы это уже давно сделали, поскольку считаем, что страна должна контролировать все расходы, осуществляемые нашими гражданами. Если девушка ездит на очень дорогом автомобиле, владеет квартирой и при этом имеет статус матери-одиночки, у нее спрашивают: откуда доходы для приобретения таких активов? Человек, который не может доказать источники происхождения денежных средств, платит налог по действующей в Беларуси ставке 13%.

И нам надо подвести черту под прошлой жизнью и разрешить гражданам задекларировать все свои активы для того, чтобы косвенные методы контроля были эффективными, ведь можно до бесконечности говорить о нажитом в предыдущие годы, когда отсутствовала персонификация доходов. Посему государство должно провести единоразовое декларирование и дать возможность людям задекларировать все имеющееся, а далее — полный контроль. Иначе у нас никогда не будет возможности уменьшить ставку НДФЛ и проводить либеральные нормы. Что бы мы ни делали, хоть бы и завтра 10% поставили — не будет увеличения платежей в бюджет без действенной роли государства по контролю за расходами физических лиц.

...Если девушка ездит на очень дорогом автомобиле, владеет квартирой и при этом имеет статус матери-одиночки, у нее спрашивают: откуда доходы для приобретения таких активов?..

А когда может быть зарегистрирован законопроект о единоразовом декларировании?

В ближайшее время.

Предполагается предоставление контролирующими органами консультаций, кроме обобщающих, исключительно в устной форме. Как вы оцениваете эту норму, ведь устное общение с представителями ГФС "к делу" не пришьешь? И субъективно: хватит ли сил у Минфина готовить письменные консультации для всех заинтересованных плательщиков?

В последней рабочей версии изменений в Налоговый кодекс мы поменяли процедуру консультирования. Индивидуальную письменную консультацию будут предоставлять территориальные органы Государственной фискальной службы, но при этом они будут направлять ее центральному органу для регистрации

...Думаю, такая система имеет право на жизнь. Прежде всего мы избавимся от так называемых покупных индивидуальных налоговых консультаций и особенно их разновидности, когда в одном регионе на один и тот же вопрос ответ один, а в ином — другой...

в едином реестре. Методологи центрального органа обязательно должны посмотреть и подтвердить такую точку зрения, предоставляемую индивидуально, после чего подтвержденная письменная консультация возвращается в регион и предоставляется конкретному налогоплательщику.

По поводу обобщающих консультаций норма так и остается. Они предоставляются только Министерством финансов.

Думаю, такая система имеет право на жизнь. Прежде всего мы избавимся от так называемых покупных индивидуальных налоговых консультаций и особенно их разновидности, когда в одном регионе на один и тот же вопрос ответ один, а в ином — другой. Интересно, как так можно исказить нормы налогового законодательства? Поэтому роль центрального аппарата Государственной фискальной службы здесь остается ключевой и, считаю, это правильно, ведь работать с ежедневными операционными вопросами — функция ГФС, а не Министерства финансов.

Среди предложенных изменений — бесспорное списание денежных средств на уплату налогов. Не скрыта ли опасность для бизнеса в таком предложении?

Мы такое не предлагали. Еще раз повторюсь:
в рабочую группу Минфином привлечены многие эксперты со своим видением изменений налогового законодательства.

Когда мы работали над проектом № 3357, вокруг нас объединились эксперты среднего и малого бизнеса, кое-кто — из крупного, заинтересованные выжить в этой стране. Это люди, к которым я отношусь с огромным уважением, несмотря на то что иногда наши точки зрения расходились. Но мы написали законопроект, объехали с ним всю страну, провели немало встреч. В начале обсуждения еще концепции получили колоссальный негатив, но вынесли все на своих плечах без какой-либо финансовой помощи, сохранили дух и подход, необходимый для малого и среднего бизнеса.

Отдельные предложения, отклоненные нами во время работы, сейчас попадают в законопроект, который готовит Министерство финансов. Меня это возмущает. Не понимаю: как можно так настойчиво продвигать свою норму. Дескать, в Комитете она не нашла поддержки, так пойду в Министерство финансов. Но эта же инициатива вернется в Комитет, и мы примем взвешенное решение.

В течение 2015—2016 гг. действовал мораторий на налоговые проверки субъектов хозяйствования с доходом до 20 млн грн. Есть ли предложения продлить его и на следующий год?

По поводу моратория вопрос снят. Вы видели правительственный законопроект № 5132 "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины", который отменяет этот мораторий. Честно скажу, лично я не могу определиться однозначно, правильно это или нет, так как на самом деле невозможность проверки субъектов предпринимательской деятельности с объемом дохода до 20 миллионов создавала определенные схемы. Компании осуществляли сделки в пределах этой суммы, и их не могли посетить органы Государственной фискальной службы. При этом для других контролирующих органов такого ограничения не было. Меня интересует вопрос: так все-таки бизнес больше волнуют проверки, осуществляемые другими контролирующими органами или именно ГФС? Кажется, что мало кто вчитывается в эту норму. Более того, я уверена: когда мы будем обсуждать норму по мораторию в зале, услышим немало возгласов о том, что нельзя отменять запрет на проверки, ибо все инстанции начнут "кошмарить" бизнес. Да, уважаемые, у нас только ГФС не имела права на проверки,
у всех остальных инстанций оно было.

В целом депутаты много говорят об увеличении налоговой нагрузки, которой на самом деле нет. Есть увеличение налоговой нагрузки на табачную и алкогольную отрасли, но это отдельный вопрос. Он заслуживает дискуссии, которую нужно проводить исключительно в рабочих группах и принять политику государства относительно акцизов. Пока это не будет сделано, у правительства постоянно при возникновении разрыва бюджета будет надежный инструмент — повышение акцизов.
И не волнует, как к этому относится отрасль. Запас на повышение акцизов до европейского уровня для большинства подакцизных товаров действительно есть, но это не означает, что мы можем пройти данный путь вместо 10 лет за два.

Неужели факт увеличения теневого рынка табака на 40% не является доказательством того, что надо сдерживать себя в решениях по повышению акцизов? Сначала нужно научиться бороться с тенью — тогда у нас будет возможность поднимать цены. Это во-первых. А во-вторых,
у нас что, платежеспособность населения возросла, что люди смогут легальные табачные или водочные изделия покупать при увеличении цены на 30 и 20% соответственно? Нет. Значит, люди будут покупать более доступный для них контрафакт. И не надо питать иллюзий и составлять планы касательно невероятных сверхдоходов, которые в результате может получить бюджет. Нужно исходить из реальных расчетов.

Наша аудитория — читатели газеты "Все о бухгалтерском учете". Хотели ли бы вы к ним обратиться?

Прошу бухгалтерское сообщество внимательно изучить проект Закона Украины "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине" № 4646-1, наработанный в Комитете на базе законопроекта, представленного правительством. Он разрабатывался совместно со Всемирным банком, Министерством финансов и со всеми ведущими специалистами Украины, поскольку это должен быть закон нового качества, с новыми подходами. Хотелось бы услышать, как его оценивают именно те люди, кому работать с этим законом. Как они воспринимают предложенные нормы, ведь там есть очень много новаций, которые, возможно, на самом деле облегчают жизнь бухгалтера. Очень бы хотелось, чтобы свои отклики они прислали вам в редакцию и нам в Комитет, для того чтобы я могла на них опираться. Мы этот законопроект будем рассматривать в ближайшее время.

Беседу провела
Дарина ДЕМЧЕНКО

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Комментарии

  • Комментарии не найдены

О газете

Год основания 1993
периодичность выхода 120 номеров на год

Подписаться на газету

Купить